Владимир Мояковский - Необычайное приключение

В сто сорок солнц закат пылал,
в июль катилось лето,
была жара,
жара плыла —
на даче было это.
Пригорок Пушкино горбил
Акуловой горою,
а низ горы —
деревней был,
кривился крыш корою.
А за деревнею —
дыра,
и в ту дыру, наверно,
спускалось солнце каждый раз,
медленно и верно.
А завтра
снова
мир залить
вставало солнце ало.
И день за днем
ужасно злить
меня
вот это
стало.
И так однажды разозлясь,
что в страхе все поблекло,
в упор я крикнул солнцу:
«Слазь!
довольно шляться в пекло!»
Я крикнул солнцу:
«Дармоед!
занежен в облака ты,
а тут — не знай ни зим, ни лет,
сиди, рисуй плакаты!»
Я крикнул солнцу:
«Погоди!
послушай, златолобо,
чем так,
без дела заходить,
ко мне
на чай зашло бы!»
Что я наделал!
Я погиб!
Ко мне,
по доброй воле,
само,
раскинув луч-шаги,
шагает солнце в поле.
Хочу испуг не показать —
и ретируюсь задом.
Уже в саду его глаза.
Уже проходит садом.
В окошки,
в двери,
в щель войдя,
валилась солнца масса,
ввалилось;
дух переведя,
заговорило басом:
«Гоню обратно я огни
впервые с сотворенья.
Ты звал меня?
Чаи гони,
гони, поэт, варенье!»
Слеза из глаз у самого —
жара с ума сводила,
но я ему —
на самовар:
«Ну что ж,
садись, светило!»
Черт дернул дерзости мои
орать ему,-
сконфужен,
я сел на уголок скамьи,
боюсь — не вышло б хуже!
Но странная из солнца ясь
струилась,-
и степенность
забыв,
сижу, разговорясь
с светилом
постепенно.
Про то,
про это говорю,
что-де заела Роста,
а солнце:
«Ладно,
не горюй,
смотри на вещи просто!
А мне, ты думаешь,
светить
легко.
— Поди, попробуй! —
А вот идешь —
взялось идти,
идешь — и светишь в оба!»
Болтали так до темноты —
до бывшей ночи то есть.
Какая тьма уж тут?
На «ты»
мы с ним, совсем освоясь.
И скоро,
дружбы не тая,
бью по плечу его я.
А солнце тоже:
«Ты да я,
нас, товарищ, двое!
Пойдем, поэт,
взорим,
вспоем
у мира в сером хламе.
Я буду солнце лить свое,
а ты — свое,
стихами».
Стена теней,
ночей тюрьма
под солнц двустволкой пала.
Стихов и света кутерьма
сияй во что попало!
Устанет то,
и хочет ночь
прилечь,
тупая сонница.
Вдруг — я
во всю светаю мочь —
и снова день трезвонится.
Светить всегда,
светить везде,
до дней последних донца,
светить —
и никаких гвоздей!
Вот лозунг мой
и солнца!

Анализ стихотворения Владимира Мояковского - Необычайное приключение

Стихотворение «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче» было написано в 1920 году. Поэт находился в Пушкино, где был в гостях. Он томиться на даче у друзей, потому что вместо отдыха испытывает необыкновенную усталость от жары и духоты. Он так описывает состояние природы: «в сто сорок солнц закат пылал». Поэт начинает диалог со светилом. Он обращается к нему, как к равному, называет дармоедом, говорит, что ему довольно шляться в пекло. Поэт приглашает солнце на чай, он дерзок, откровенен, потому что считает творчество – поэзию подобным свету солнца. По замыслу автора лирический герой замещается Маяковским, мы видим автобиографические черты в стихотворении.

Поэт много работал в «Окнах РОСТА». Эта организация выполняла злободневные заказы, которые были очень кратковременными. Приходилось каждый день выполнять творческую работу: рисовать карикатуры и сочинять подписи к ним. Поток не прекращался, не позволял писателю остановиться, обдумать, погрузиться в творчество. Это стало его ужасно злить, более того, он возненавидел всё, что его окружало. А тут ещё и невыносимая жара, которая создавала сложнейшие условия для работы днём и не давала отдохнуть ночью. В таком состоянии поневоле и обратишься к Солнцу с призывом: «Слазь!» Однако, Солнце отвечает поэту согласием, оно приходит к нему в гости: «Явилась Солнца масса». Этот необычный герой представлен человекоподобным существом, очень похожим на поэта. Здесь мы встречаем олицетворение: «заговорило басом, дух переводя, луч-шаги». Кроме того, разговорившись и освоившись, поэт и солнце представлены, как друзья.

Солнце говорит с автором покровительственным тоном, советует смотреть на вещи попроще, стремиться к творческой составляющей в своей работе, рассказывает, что ему также нелегко в работе. Ведь кроме солнца на небе никто и ничто не светит, поэтому ему также сложно и нет отдыха, выходных и помощников. Поэту словно становиться легче, он воодушевлён, лиричен и отзывчив. Нет, работы не стало меньше, но появилась цель, а с ней и желание жить и трудиться.

В самом конце произведения мы читаем лозунг, который выдвинули поэт и светило: «Светить всегда, светить везде!» Это не только призыв к работе, в нём содержится объяснение, почему и когда это нужно делать: до последних дней жизни, работать несмотря ни на что. Ведь это необходимо для страны, для людей.

В стихотворении используются традиционное для Маяковского словотворчество: «горбил, ало, златолобо, взорим, вспоём». Они помогают выразить своё, особенное отношение автора к творчеству, его свободолюбие.

Необычайное приключение

Необычайное приключение
Сейчас читают: